Чувство вины – голос совести или духовный мазохизм?
Aleksaschool.ru

Женский портал

Чувство вины – голос совести или духовный мазохизм?

Покаяние и чувство вины: в чем разница?

«С точки зрения психологии христианство деструктивно. Оно культивирует чувство вины – токсичную основу всех неврозов и деформаций личности. Задача нормального человека – избавиться от чувства вины, а не “расковыривать” его с помощью христианских духовных практик…»

Подобного рода комментарии разной степени «экспертности» все чаще можно увидеть в сети. И, я думаю, от них нельзя просто отмахиваться, высокомерно похмыкивая. Я бы даже предположила, что современная психологическая теория в некотором роде сродни дарвинизму. Если использовать ее вульгарные, «журнальные» изложения, то она кажется эдакой новой мощной бомбой под фундаментом христианства – такой же, какой когда-то казалась теория эволюции.

На самом деле претензии психологии к христианству кажутся обоснованными лишь тогда, когда кто-то пробует сравнивать свое приблизительное представление о «чувстве вины» с еще более приблизительным представлением о христианском учении.

Все, кто сталкивался с психологическими теориями в основном на страницах женского «глянца», склонны путать болезненное чувство вины со вполне полезной и, вообще говоря, необходимой объективностью. То есть человеку начинает казаться, что всякое признание вины есть уже психологическое отклонение, дурной навык, от которого следует поскорее избавиться. Если подобрать абсурдную, зато до предела понятную иллюстрацию, то это выглядит так. Жена, изменившая мужу, не должна «изводить себя чувством вины», ее задача – «понять», что виновата не она, а только муж, не проявлявший должного внимания, и обстоятельства, сложившиеся определенным образом: «так вышло».

«Вы не виноваты» – это уже довольно распространенный лозунг многих коммерческих псевдопсихологических тренингов. Вы не виноваты, что не вернули долг, – на дворе кризис, а кредитор, в конце концов, должен бы был и своей головой подумать, прежде чем раздавать деньги направо и налево. Вы не виноваты в аборте – это все «молодой человек» и сложная жизненная ситуация. (Что? Нет-нет, конечно же, это не вы принимали решение вступить именно в такую неофициальную связь именно с этим молодым человеком.)

Можно сказать, перефразируя поэта: «Ах, оправдать меня нетрудно, я сам оправдываться рад». Но если еще лет двадцать назад даже в светской культуре такое самооправдание не считалось общественной нормой, то сегодня под лозунг «А это не я!» подведено полунаучное объяснение: он-де помогает избежать самоедства и неврозов.

Увы, серьезных психологов при этом мало кто спрашивал о том, действительно ли всякое признание своей объективной ответственности за неблаговидный поступок ведет к «неврозам».

А ведь на самом деле «чувство вины» – то, о «токсичности» которого говорит психология, – относится совсем к другим ситуациям. Такое чувство вины как раз не имеет под собой реальных оснований. То есть когда человек совершил нечто неблаговидное и признает это – он не «страдает чувством вины», а признает свою реально существующую вину, после чего получает возможность увидеть, что же ему делать с этим дальше, как исправлять.

А «чувство вины» – это, например, уверенность подрастающего ребенка в том, что именно из-за него развелись его родители или из-за него десять лет назад умерла бабушка. Под таким чувством нет объективного основания, а значит, нет и инструментов для исправления ситуации, для избавления от гнетущего самоедства, которое в этом случае действительно деструктивно для психики и зачастую требует работы с грамотным психологом.

Вредоносно ли истинное чувство вины – безосновательное, невротическое? Безусловно. «Проповедует» ли его христианство? Безусловно, нет.

Христианское покаяние, которое часто выражается в Таинстве исповеди, касается именно сознательных, реальных, совершенных человеком дурных поступков. И даже когда мы говорим о грехе «помышлением», то есть мыслью, то имеется в виду не всякий ветер, забредший в голову, а дурные мысли, сознательно человеком принимаемые, те, что его долго «тешили» и им смаковались.

В отличие от безвольного и бесконечного подтачивающего «чувства вины» христианское покаяние – это как раз начало активное, преображающее, меняющее человека и его психологическую «температуру». Можно бесконечно мысленно ковыряться в собственных «пунктиках» на тему «ах, какое же я ничтожество»… А можно сказать: «Господи, я действительно ничтожно поступил тогда-то и тогда-то! Но я не хочу так больше – помоги исправиться!» – и это уже позиция действия, изменения жизни, а не безвольная статика невроза.

«Ты виноват» – это звучит оптимистично. Потому что теперь ты знаешь, за что браться и что исправлять

«Ты виноват»: с точки зрения христианина это звучит оптимистично. Потому что теперь ты знаешь, за что браться и что исправлять. Ведь если в собственной жизни ты совершенно ни в чем не виноват, а это все они, коварные обстоятельства – то у тебя и перспектив никаких! Ведь можно ли исправить «обстоятельства», не исправляя себя.

– Постойте, – можно мне возразить, – но разве церковное учение о грехопадении не говорит еще и о той самой «безосновательной» вине, в которой нет ответственности конкретного современного человека? Разве учение о первородном грехе не приводит как раз к такому чувству вины, которое не следует за определенными проступками человека, а лишь довлеет над ним в виде прародительского наследства?

Но ведь и это – слишком упрощенное представление о христианстве. Библейская история сообщает не только о том, как через Адама и Еву грех вошел в мир. Сначала она повествует, сколь прекрасен человек с точки зрения Божественного замысла о нем – ведь он создан по Образу Бога. И после – рассказывает о великой цене спасения человечества через крестную смерть Христа. Все это – повод не для гордости, конечно, но для того умонастроения, которое философ Иван Ильин называл чувством духовного ранга, то есть здоровым чувством достоинства человека и ценности его жизни.

С точки зрения христианства человек одновременно и прекрасен, и «удобопреклонен» ко греху. Но эта склонность ко греху, которая является «отголоском» грехопадения, не довлеет над ним как рок. Напротив: человек снабжен средствами борьбы, активного преодоления греховности – молитвой, церковными таинствами, постом как средством духовной «муштры».

И покаянием как возможностью не «застревать» в ситуации собственной вины и греховности, не самоедствовать, а просить помощи у Того, Кто силен вывести из любой духовной ямы. Вина реальная, осознанная, названная – может быть исправлена или исцелена. Это лучше, чем, сидя в яме, безвольно и с извращенным наслаждением упиваться абстрактным и не названным «чувством вины».

Православие и чуство вины

Александр Иванов

Moderator

Скажите, должен ли православный иметь чуство вины?

Покаяние это основной элемент христианства, мы должны старатся увидеть свои грехи и покаятся в них. Мне казалось – виноват, значит стараешься исправиться.

Но чуство вины рассматривается психологией как нездоровое.
Мой психолог спросил – что именно мотивирует тебя исправитсья?
Вина ли это, или просто совесть? Я не знаю.

В аудио лекциях игумен Петр Мещеринов (а может это Кураев был, извините не помню) говорил что осознание своих грехов не должно заслонять то что каждый из нас принадлежит Церкви, и за нас Христос принес страшную жертву которая искупает наши грехи. Значит, мы не должны вечно чуствовать себя виноватыми? Грех исповедан, прощен – все, полностью забыли и идем дальше?

Легостаева Марина

Светлана Викторовна

мое чувство вины

прочитала Ваш ответ. спасибо, очень понравилось.

Александр добрый день!

Чувство вины может невротизироваться. Сожаление и ужас от прошлых поступков могут привести к унынию и даже к отчаянию. Состояние печали может стать хроническим, и продолжатся годами. Говоря языком клинического психолога, мы имеем на лицо полный аспект невротических проявлений.

кажется у меня именно такая проблема.много раз каюсь в чревоугодии, в гневе на детей и все равно потом впадаю в грех, после чего испытываю жуткое чувство вины.

Покаяние – это не приступ угрызений совести и жалости к себе, но обращение, перенесение центра нашей жизни на Святую Троицу.
И это не одномоментный акт. Это путь длиною в жизнь. В этом суть православной аскетики. Исцелиться, означает вернуть когда-то нарушенную целостность. Этот процесс совершается в лоне Церкви Духом Святым.

умом понимаю о чем вы пишете, а на деле. (((((

Таким образом, получается, что покаяние это не просто творчество. Это акт со-творчества человека с Богом. Это Таинство. По словам святого прп. Иоанна Лествичника : «покаяние есть дочерь надежды и отвержение отчаяния» (Леств., с. 5). Процесс покаяния, совершаемый в акте личного максимально честного (доходить следует до той степени честности перед самим собой, на какую мы в этот момент способны) ответа на вопросы о себе.

последние разы после исповеди ловлю себя на мысли., что не все сказала, умышленно забываю.

Это всегда энергичное ожидание. Это не ненависть к себе (ненависть к себе, может быть изощренной формой гордыни), но утверждение своего истинного «я» как созданного по образу Божию.

да, по собственному опыту это так.

Каяться – значит смотреть не только вниз, на свои собственные недостатки, прегрешения, заблуждения, но и обязательно вверх – на любовь Божию.

вот именно, тоже чувствую солидарность в этом, если не смотреть вверх, а только на свои собственные недостатки, это тоже своего рода гордыня. увы, часто вверх-то я и не смотрю.

Это не только взгляд назад, полный боли и упреков к себе, но и одновременно взгляд вперед полный веры и надежды. Эту антиномию нам трудно понять,-
а мешает в этом закоренелая гордыня, мне кажется, а может не она? – когда мы подходим к разговору о покаянии чисто интеллектуально.

Святые отцы своим опытом нам показали, что можно иметь плач о грехах своих и одновременно следовать призыву апостола: «Всегда радуйтесь!». Это состояние, как и многое в христианстве познается только личным опытом. И оно ни в коей мере не соответствует шизофреническому расщеплению или эмоциональным скачкам по типу мания-депрессия. Это состояние приводит человека к целостности. И само по себе уже является целостным актом.
Как всегда, о таких вещах, которые познаются только опытным путем, писать довольно трудно. – а еще труднее взять и пойти таким путем. ведь это путь оьречения от своего эгоизма, своей гордыни.

Читать еще:  Китч: стиль интерьера вашего дома

Процесс этот непростой.
Другой вопрос, зачастую бывает, что после исповеди остается чувство вины. И этого не надо бояться. Да, грехи отпущены, но еще какое-то время, а иногда довольно долго будет внутри человека идти работа, приводящая его к исцелению. Будут возникать воспоминания, образы, какие-то слова и поступки, соделанные в прошлом, доставляющие переживание вины. И именно в эти моменты не следует от них отмахиваться, глушить, подавлять в своем сознании. Это моменты как раз говорят нам, что покаяние – это путь. Внутри человека этот процесс продолжается. Мы не должны ему противостоять искусственно и не должны разжигать специально. Идет как бы выгорание наших грехов в душе, смиряется наша гордыня, уходит куда-то самомнение и самопревозношение. Умирает в нас ветхий человек и рождается новый. Процесс духовной трансформации болезненный. И выдержать его можно только с верой в Бога, с молитвой, иногда с плачем.

Невротическая вина заставляет нас себя ненавидеть, в крайнем случае, может довести до суицида. В этом состоянии присутствует гордыня, вернее ее обратная сторона. А суть этого в том, что человек, считая себя безупречным и совершенным, не может согласиться со своими падениями, ошибками, заблуждениями. – именно это мне знакомо.

Но ведь – мы несовершенны. – да, но часто это несовершенство понимается мной искаженно.
Более того, мы очень далеки от этого состояния. И вот когда мы смиренно готовы принять наше несовершенство, нашу нищету духа, вот тогда может начаться разворот к истинному покаянию, которое несомненно требует большего мужества, чем плакать от жалости к себе, культивируя в себе свой невроз. Надеюсь, что я ответила на Ваш вопрос или, по крайней мере, помогла в продвижении к ответу на него.
С уважением, Легостаева Марина Вениаминовна
(Общество православных психологов Санкт-Петербурга).

Чувство вины — голос совести или проявление гордыни?

Как найти грань между голосом совести и “чувством” вины? Очень часто задавала себе этот вопрос. Ранее думала, что совесть и “чувство” вины — это одно и тоже. Но, соприкоснувшись с Исконными Знаниями и начав работать над собой, поняла, что это совсем разные понятия, которые имеют разный источник и цели.

  • Совесть — это голос Души во мне, который, как маяк, указывает направление Домой.
  • “Чувство” вины (самоедство) — это, как оказалось, проявление гордыни. Никогда бы раньше так не подумала. Почему именно гордыни? Ведь я признаю, что виновата? В чём логика? А логика у сознания очень примитивная, поскольку всё сводится к желанию кушать.

На днях сложилась ситуация, в которой близкий человек был на меня обижен. Обычно в таких ситуациях без раздумий начинала оправдываться, обелять свой образ разными аргументами и извиняться, даже если до конца не понимала, за что прошу прощения.

В этой же ситуации уже знала, что это личное восприятие того человека. Спокойно поговорив с ним, приняла решение не питать далее ситуацию своим вниманием, а стараться следить за собственным состоянием. Но тут потихоньку начала замечать, что по старой схеме сознание навязывает мне дискомфорт от этой ситуации. Оно постоянно предпринимает попытки атаковать Личность, чтобы снова-таки “полакомиться” моим вниманием — силами Аллата.

И сознание стало активно навязывать “чувство” вины. При чём стремилось быстрее замять эту ситуацию во внешнем, но продолжало крутить её в мыслях, чтобы получить как можно больше внимания. В этот момент я поняла, что когда сознание находится в позиции виновного, то ему это крайне невыгодно. Ведь оно становится ниже, чем тот, кто обижается. А значит не может влиять. Ему на самом деле всё равно, почему обижен человек. Для него главное — вернуть свои позиции, дабы не утратить власть. Поэтому оно испытывает дискомфорт и навязывает это состояние Личности под обёрткой “чувства Совести”.

Чем совесть отличается от “чувства” вины? Совесть проявляется совсем иначе. Ты просто чувствуешь, что сделал не то, что мог бы поступить иначе. Знаешь, как нужно поступить в следующий раз в подобной ситуации. Выносишь опыт из ситуации с Благодарностью за урок, при этом не утрачивая внутреннего состояния благости.

А “чувство” вины (хотя и чувством назвать его нельзя) — это давящее состояние, которое, как яд, отравляет по капле изнутри. Подключается самоедство, затем взаимная обида, закольцовка мыслей, сужение сознания до данной ситуации. При этом артисты в голове сами же себе противоречат. Один давит на то, чтобы отбелить свой образ перед другим человеком. Другой, не считая себя виноватым, лицемерно извиняется и за это же испытывает злость на человека, перед которым играет этот спектакль.

В итоге, прикрыв уродливой маской свою нечестность, остаётся подавленная неприязнь к тому человеку. Хотя человек совсем здесь ни причём. Не он заставил меня чувствовать себя виноватой. Это был мой выбор. И каждый делает свой выбор. Если другой человек сделал выбор обидеться, то почему я в этом подыгрываю? Почему слушаю эти обвинения в голове и с ними соглашаюсь? Почему, предавая своё состояние, — иду лицемерить, дабы отбелить своё эго в глазах эго другого человека? Почему принимаю решение злиться за это всё на человека? Потому, что гордыня рисует врага извне. Но при этом сознание молчит о том, что настоящий враг – это оно, то есть сознание. Сознание разъединяет, но по моему же выбору…

Важно помнить, что сознание всегда преследует лишь одну цель — потреблять жизненные силы, которые даются Личности для Духовного освобождения. Сознанию совершенно не важно, о чём эта ситуация. Главное — растянуть её по времени, вызвать как можно больше эмоций. Поэтому спектакль длится ровно столько, сколько Личность вкладывает туда своё внимание и кормит ненасытного монстра. Чем ярче эмоция, тем больше пищи для системы.

Если эти мысли развивать дальше, испытывать эмоции, то сознание продолжает подыгрывать и уже предлагает переложить вину на того, кто обижается. Мол “как он мог на меня обидеться? Ведь я для него…” И тут начинает доставать из памяти всё “хорошее”, что было сделано для человека. И сразу ты такой хороший, а он такой неблагодарный, ещё посмел обидеться. Идёт возвышение себя как сознания за счёт принижения другого. В результате ловишь себя на том, что уже сам мысленно занял позицию незаслуженно обиженного (позицию жертвы). Артисты в голове качественно выполняют свою работу, дабы утолить голод за счёт моего внимания. И абсолютно неважно каким способом. Но главное помнить, что выбор всегда остаётся за Личностью.

“А вот когда Животное начало принимается диктовать тебе свои условия игры, как правило, ненавязчиво и незаметно, то чувственная связь с Душой утрачивается, точнее сказать, значительно затрудняется. Образно говоря, чем больше твоё внимание захватывается игрой Животного начала, тем большая поверхность этого чистого родника Души затягивается плёнкой. И чем глубже ты погружаешься в житейские проблемы, рассматривая их через призму своего Животного, тем толще становится эта плёнка. Соответственно, последняя затрудняет связь Личности с Душой, и естественно, с Богом. В тебе начинают возникать страхи, навеянные Животным началом, появляется много пустой суеты, наваливается множество проблем. Ты перестаёшь понимать всю важность духовной работы над собой, начинаешь беспричинно винить или обижаться на окружающих тебя людей. Когда замечаешь подобное, знай, это очередная атака твоего Животного начала и нужно срочно предпринимать меры — восстанавливать утраченную связь с Душой, пробивать эту, образно говоря, наросшую толщу плёнки. А когда ты доберёшься до чистой воды, тогда и надуманные проблемы исчезнут, ты будешь снова понимать главное и видеть свою основную цель”.

Осознав, что мною движет желание власти через лицемерие, стало легко отделиться от этого навязанного сознанием состояния. Ситуация стала пустой и отношения с близким человеком наладились сами собой. И хотя сознание ещё пыталось подбрасывать мысли по данному вопросу, но они уже ощущались как накатывание неприятной волны, от которой уже было легко отказаться и уйти на Чувства.

Жанна: Да, и это же хорошо отслеживается, когда ты работаешь над собой. Могу даже по личному опыту сказать, что вот эта провокационная волна, которая идёт от вторичного сознания, она еле заметная, но она чувствуется.

Татьяна: Да.

Жанна: И чувствуется, когда она потихонечку накатывает: как появляется такая настороженность, такая тонкая смена настроения на что-то не совсем хорошее. То есть как появляется какая-то обеспокоенность, иногда с оттенком грустинки, какой-то еле уловимой печали. Она такая еле заметная, но узнаваемая. Вот ты точно знаешь и уже понимаешь, что система начнёт сейчас просто крутить тебе кино. И потом, следом за этой провокационной волной, пойдёт первый впечатляющий кадр, то есть какая-то клиповая картинка, потом озвучка в голове (то есть приходит какая-то мысль). Но без твоего внимания эта мысль просто неживая, она пуста. И звучит как что-то вдруг вспомнилось или «а давай-ка подумаем, вот просто так…»

Татьяна: Ну да, вот эти сравнилки-уравнилки от сознания.

Жанна: Да. Но в этот момент выбираешь именно ты: принять её во внимание или нет. Ну и в зависимости от твоего выбора далее идёт развитие ситуации. Например, пришло уже знакомое тебе веяние от вторичного сознания, потом пошли эти картинки от первичного сознания, потом мысли, там, обидеться на что-то или нет. И если ты эту мысль принимаешь во внимание, то есть начинаешь включать гордыню, начинаешь эту мысль или играючи, или на полном серьёзе рассматривать или смаковать, то есть вкладывать в неё всё своё внимание, то уже через короткое время ты просто чувствуешь себя как палками побитый, потому что ты уже разобижен на весь мир, ты такой весь грустный, весь в расстройствах, в жалости к себе, в раздутой гордыне. То есть уже эмоции бьют фонтаном, и система ест. А если сознание тебе предлагает «обидеться или нет» и ты выбираешь: «Нет! Ну её, эту трехмерность, со всеми её вот этими… и с бухгалтером, и с хрюбисами», и просто ныряешь в эту радость глубинных чувств, то и все ситуации проходят, как их и не бывало. И ты понимаешь, что это были просто провокации системы с её иллюзиями, но не больше. Но самое главное, ты отстоял свой выбор, отстоял выбор как Личность, и не поступил как раб сознания”.

Читать еще:  Как зашить дырку на джинсах? Способы реанимации

Когда приходит понимание, что всё в этом мире есть проявление Любви, и направлено лишь на то, чтобы помочь Личности начать жить — становится радостно от того, что чувствуешь эту Безмерную Заботу всегда и во всём. Тяжела она лишь для сознания, поскольку рушит его империю власти и отнимает пищу. А для Личности это исцеление и спасение. Это словно протянутая рука утопающему.

Благодаря подобным ситуациям начинаешь осознавать, что каждый человек — помощник и учитель. Он своими словами и поступками показывает, где ещё цепляюсь за внешнее, за образы, созданные когда-то сознанием. Хорошо видно, как я защищаю и отстаиваю их по привычке. Ведь по сути каждый человек и каждая ситуация помогает нам увидеть мёртвое в себе и отказаться от него, выбрав Жизнь Здесь и Сейчас!

Чувство вины как подмена покаяния

Как мы знаем, покаяние способно и более того — должно преобразить нашу жизнь. Но задумывались ли мы над тем, как именно преобразить?

Если после покаянных молитв и исповеди на душе легко и радостно, возросла благодарность Богу, прибавилось желания и сил бороться с грехом, прибавилось любви к людям — значит, мы действительно каемся.

Если после покаянных молитв и исповеди мы остаемся в унылом, замкнутом состоянии, то это значит, что мы не каемся: скорее всего, покаяние подменено у нас ложным чувством вины. Ложное чувство вины лишает нас возможности покаяния и тем самым становится тормозом на пути нашей духовной жизни.

Признаки ложного чувства вины

Давайте рассмотрим признаки наличия у нас ложного или невротического чувства вины более подробно.

1. Почти постоянное чувство уныния.

Легкую степень уныния мы редко замечаем в себе. Признаки его — лень к делам спасения. Нам трудно заставить себя читать утреннее и вечернее молитвенное правило, поститься, воздерживаться от телесных наслаждений (у кого-то это — сладости, у кого-то — винопитие, у кого-то — смотрение телевизора или фильмов, блуждание в интернете, вариантов много).

2. В нашем «покаянии», а точнее, в чувстве вины не видно просвета. Оно неисчерпаемо.

Покаяние подобно мытью посуды. Чем больше моешь — тем посуда более чистая, сверкающая, красивая. А «делание» чувства вины не приносит ни малейшего улучшения состояния. Даже после исповеди нет никакого облегчения и успокоения, только лишь чувство выполненного долга: неприятная процедура позади.

3. Отсутствует подлинное чувство Божиего милосердия.

По книгам, по историям других людей, мы, конечно, знаем о милосердии Бога, мы знаем о земном подвиге Спасителя. Но все это как бы не касается непосредственно нас. В своей печали о своих грехах мы одиноки, Бог не помогает нам.

4. Трудно переносим критику.

Вот как говорит об этом психотерапевт Карен Хорни: «Одновременно с заявлениями о том, что он недостойный человек, невротик будет предъявлять огромные претензии на внимание и восхищение и обнаружит весьма явное нежелание соглашаться даже с малейшей критикой… Его чувствительность к причине может прикрываться мыслью, что переносима лишь дружеская критика или носящая конструктивный характер. Но эта мысль является только ? и противоречит фактам. Даже дружеский совет может вызвать гневную реакцию, ибо совет любого рода предполагает критику в связи с некоторым несовершенством».

Такой человек может возмутиться даже обличениям со стороны духовника, если духовник говорит о грехах, выходящих за рамки списка, представленного кающимся.

При этом такой человек зачастую тщеславится мелкими грехами, упоминаемыми им на исповеди, которыми он показывает духовнику свою особую внимательность к духовной жизни и чувствительность к прегрешениям.

5. Гордыня, отсутствует смирение.

Кроме непереносимости критики, у человека, страдающего ложным чувством вины, присутствуют и все прочие признаки гордыни: тщеславие, уныние, ропот и тревога в моменты испытаний, осуждение других людей и др.

6. Неосознанная жажда наказаний.

Человек, страдающий от невротического чувства вины, сам не сознавая того, ищет наказаний, поскольку наказание частично освобождает его от груза грехов, который он не способен сбросить с себя подлинным покаянием, а также является подтверждением справедливости его чувства вины.

Проверяя себя на основе этих пунктов, необходимо помнить, что любая болезнь, в том числе и психологическая, может присутствовать в нас в разной степени, и тут не действует тот же подход, что при простуде: если простуда слабая, пройдет сама. Душевные болезни стоит брать во внимание и лечить, даже если они присутствуют в слабой степени, потому что усилия по их преодолению куда меньше, чем те проблемы, которые они создают нам — как в духовной жизни, так и просто на уровне душевного благополучия.

Свойства подлинного покаяния

Хотя эта брошюра — для людей грамотных в духовной жизни, все-таки для целостности повествования напомним основные свойства подлинного покаяния.

1. Покаяние основано на чувстве собственного бессилия в одиночку победить грехи и страсти.

2. Покаяние неразрывно связано с чувством Божиего милосердия и Его готовности помочь и простить в тот же момент, как мы покаялись.

3. Покаяние основано на сознании Божиего всемогущества, в особенности освобождать нас от власти бесов (страстей).

4. Покаяние сопряжено с чувством надежды на спасение. Прекрасно сказал об этом преподобный Иоанн Лествичник: «Падающий сокрушается, и хотя бездерзновенен, однако с похвальным бесстыдством предстоит на молитве, как разбитый, на жезл надежды опираясь и отгоняя им пса отчаяния».

5. Покаяние приносит чувство облегчения, мир души и содействует победе над теми грехами, которые мы исповедуем.

Природа ложного чувства вины

В основе ложного чувства вины — эгоцентризм. То есть человек подсознательно видит себя, а вовсе не Бога, центром мироздания и причиной всего с ним происходящего. Отсюда естественным образом вытекают две проблемы:

— невозможно каяться, ведь каяться можно перед кем-то высшим, а выше меня никого нет;

— никто не поможет, потому что я главнее всех и только сам себе могу помочь.

Такой человек находится в безвыходной ситуации. Он видит часть своих пороков и неудач, но поделать с этим ничего не может, так как в глубине души не признает ни своего бессилия, ни силы и милосердия Бога.

Психология связывает эгоцентризм с инфантилизмом. Вот как говорит об этом священник и психолог Андрей Лоргус: «Ребенок по природе своей чувствует себя центром мироздания, центром всего. Такое осознание себя для ребенка естественно. Психолог Жан Пиаже назвал это эгоцентрическим сознанием (не путать с эгоистическим). Ребенок до пяти лет убежден, что все видят мир так же, как и он. Представить себе, что другой человек видит иное, мысленно встать на позицию другого человека, ребенок не умеет. Только после пяти у него формируется реалистическое мышление и сознание, и он от эгоцентризма переходит к реализму. Беда заключается в том, что мы одной частью своей личности взрослеем, а другая у нас может оставаться инфантильной. Как правило, инфантильные, детские структуры личности сохраняются в эмоциональной сфере и сфере отношений».

Причина формирования инфантильности — та же, что и причина любовной зависимости, осуждения, неприятия себя — недостаток принимающей любви родителей. Причем, поскольку проявления неприятия могут быть разными, здесь те люди, с которыми жил ребенок, по всей видимости, увлекались обвинениями ребенка. «Видя таких людей, я сразу себе представляю строгую мать или сурового отца, которые наказывают своего ребенка. Или очень строгую воспитательницу детского сада, или учительницу, которая стоит в позе осуждения и обвинения и указывает этому несчастному малышу на то, что он испачкал свой костюм или наследил на полу, или разбил кружку, вазу или сделал еще что-нибудь» — говорит

отец Андрей Лоргус. Психолог

Елена Орестова : «Тебя ставят на стол и заставляют читать стих, а ты этого не делаешь, и тебя за это потом очень сильно ругают и говорят: «Плохая девочка».

Так маленького человека приучают к тому, что он виновен во всем том, с чем он, на самом деле, не имеет объективной возможности справиться самостоятельно. Этим же самым в нем воспитывают гордыню, потому что как бы говорят ему: «Ты можешь все, ты всемогущ».

И с этим воспитанным старшими чувством всемогущества и вины за все человек выходит во взрослую жизнь. Последствия его проблемы проявляются не только в отношениях с Богом. Преувеличивая собственную значимость, он склонен видеть несуществующую взаимосвязь между своим поведением и поведением других людей. «Ты чего такой молчаливый? Что я опять не так сделала?» — спрашивает жена у мужа, у которого проблемы на работе. Такой человек живет в постоянном страхе неодобрения и обвинений со стороны окружающих людей и поэтому живет несвободно, часто не делая того, что ему хочется делать, только из-за страха перед мнением людей.

Исцеление от ложного чувства вины

Как исцелиться от невротического чувства вины, в какой бы степени оно у нас ни присутствовало? Многое можно сделать и без непосредственной помощи психолога.

1. Исцеление отношений с родителями.

Как вы, возможно, уже догадались, поскольку основной причиной проблемы является недостаток принимающей любви родителей, основной рецепт тот же, что и в предыдущих двух главах — «Усыновить родителей» (подробно изложен в первой главе). Особое внимание постараемся уделить тому, чтобы самим не обвинять родителей (даже мысленно) ни в чем, и к их обвинениям в наш адрес относиться не как к проявлениям недовольства Вселенной нами, а как к слабости страдающих людей.

Читать еще:  Скраб для тела. Салон красоты у вас дома

2. Приближение к реализму через рассуждение.

Эгоцентризм удалил нас от реального восприятия мира, рассуждение поможет нам воспринимать вещи более реально, трезво. Для этого раз за разом, много раз в день, усилием ума и воли будем напоминать себе о том, как обстоят вещи на самом деле.

Первое. Мы не всемогущи. Более того, без Бога мы очень слабы и не имеем никаких шансов побеждать свои слабости, вообще — жить как следует.

Второе. В центре мироздания не мы, а Бог, сотворивший этот мир, столь же близкий к каждому человеку, как и к нам, и устраивающий различные внешние обстоятельства жизни к нашему спасению.

Третье. Бог милосерден и рядом с нами и прощает нас уже в тот момент, когда мы искренне, от сердца просим о прощении с сознанием своей слабости и необходимости Его помощи нам.

Четвертое. Наша роль в жизни вселенной и других людей ничтожна. У каждого человека тысячи разных мотивов, и даже для близких людей мы не являемся единственным предметом их дум и объектом их чувств. Вообще мы по большому счету никому по-настоящему не нужны, кроме Бога. Соответственно, и за свою жизнь и за свое душевное состояние другие взрослые люди отвечают сами, а мы отвечаем только за себя и в значительной мере — за своих детей.

3. Контроль своего душевного состояния.

Мы должны постоянно отслеживать свое душевное состояние, сделав его мерилом правильности нашей духовной жизни. Если мы унываем, испытываем тревогу или страх, мы не должны называть это «скорбью о грехах» и мириться с этим состоянием. Должны искать и исправлять ошибки, которые вызвали это наше нездоровое состояние. Если не находим, пусть это будет для нас только еще одним поводом вспомнить о том, как мало зависит от нас и как сильно мы нуждаемся в помощи милосердного Бога. Не оставлять борьбы с унынием до тех пор, пока оно не будет побеждено.

4. Борьба с гордыней

Борьбе с гордыней и тщеславием (наряду с обретением радости) необходимо уделить основное внимание в своей духовной жизни. В святоотеческой литературе эта тема детально изложена, если подзабыли, можете обновить в памяти методику этой борьбы с помощью сайта www.ioann.ru.

Дмитрий Семеник, православный психолог

Дмитрий Семеник. «Разобраться в себе».

Оставить отзыв Читать отзывы

Предыдущий материал

Следующий материал

Следующий материал

Чувство вины, стыд и совесть

Чувство вины, стыд и совесть идут рядом, иногда сливаясь так, что одно переживание неотличимо от другого. Как правило, принято считать эти переживания однозначно негативными. Однако здесь все не так однозначно. На определенном этапе чувство вины – это благо, способствующее развитию сущности.

Как я это вижу, чувство вины и стыд различаются. Чувство вины – это осознание, что безосновательно предал нечто светлое. Возможно, в чувстве вины парадоксальным образом смешаны страх потери и любовь – как некий созидательный настрой это потерянное воскресить. В этом отношении вина может стать мостом от разрушения к созиданию.

Стыд похож на вину, но механизм у него совсем другой. Стыд – это что-то вроде разоблачения, когда мы выглядим совсем не так, как себя позиционировали в глазах других. То есть, стыд переживается, когда разрушается наш красивый, зачастую искусственный образ.

Часто стыд и вину смешивают, называя это совестью. Здесь, условно говоря, есть ложная, невротическая совесть, построенная на желании выставить себя в лучшем свете, и есть истинная совесть, оберегающая внутренний свет.

Безответственный человек может обернуть чувство вины в сторону саморазрушения; вместо того, чтобы как-то поправить ситуацию ему проще себя немного помучить. Это действительно совершенно бесполезный расход энергии. Казалось бы, чувство вины не является продуктивным переживанием, и по своей сути это просто самобичевание и стремление наказать себя, но с этим переживанием не все так однозначно.

Под влиянием чувства вины человек зачастую не способен сделать выбор в сторону желаемой жизни. Нечто на бессознательном уровне диктует ему выбор таких условий, при которых он будет страдать, чтобы искупить свою «вину». Чувство вины, ограниченное самокопаниями чревато снижением самооценки и потерей уверенности в своих силах. Когда появляется возможность что-то в своей жизни наладить, чувство вины может диктовать: «ты не достоин этого, это – не для тебя».

Иногда люди годами застревают в определенном слое энергетики. Перемены им кажутся чем-то недоступным, невозможным, они просто не верят, что достойны лучшего образа жизни. Вокруг – одни и те же лица и события, сплошной порочный круг, колея, выскочить из которой, не представляется возможным. Такой вариант событий прочно закрепляется апатией, депрессией, пассивностью и страхом за будущее. Чем дольше человек плавает в болоте застоявшихся событий и переживаний, тем больше он боится сделать шаг в сторону неизвестного. Как быть?

В статье «лечение депрессии», я уже упоминал один из самых эффективных способов выхода из пассивного уныния. Это – активный образ жизни. Регулярные усилия, движение и преодоление себя пережигают дурные эмоции.

Если человек, например переживает чувство вины, когда питается нездоровой пищей, и набирает лишний вес, очевидно, лучшей направленностью этого переживания будет спорт и здоровое питание. В таком ключе чувство вины является мощным мотиватором перемен.

Если человек переживает чувство вины за какой-то проступок в прошлом, который он не способен исправить сейчас, это значит, что в настоящем просто необходимо привнести тепло, понимание и гармонию в то, что есть здесь и сейчас. Например, если в прошлом вы несправедливо обидели человека, и ощущаете чувство вины, не стоит себя терзать. Достаточно относиться с теплом, пониманием и дружелюбием к людям рядом с вами в настоящий период жизни.

В таком ключе благодаря мудрой активной позиции и ответственности за свои действия, чувство вины становится эмоциональным мостом от эгоизма, жадности и раздражительности к мудрости, любви и пониманию. Чувство вины – переходное переживание от нижних центров сознания к высшим.

Наглядный пример, демонстрирующий подобное действие чувства вины отображен в образе главного героя – отца Анатолия в фильме «Остров». В молодости он предал своего командира, сдав его немцам. Этим он терзал себя много лет, посвятил свою жизнь помощи другим, и спустя годы стал святым целителем.

Иногда важно уметь искренне просить прощения. При этом стыд может навязывать различные обходные протоколы и компромиссы на пути от эгоизма к совести. Еще лучше любых слов – та энергетика, тот настрой, в который вы облекаете свои действия. Человек может не понимать, что руководит его отношением к вам, однако почти каждый чувствует на подсознательном уровне то, какими переживаниями вы руководствуетесь в своем отношении к миру.

Однако само переживание вины, также, как и любые другие переживания является проекцией. Если вы находитесь на пути самопознания, необходимо учиться отделять переживания от событий. Речь о том, что у чувства вины, как и у других переживаний нет реального объекта. Чувство вины существует в субъекте, а не во внешнем мире. Можно назвать это кармой текущего момента. Мы оцениваем жизнь теми переживаниями, которые проходят через нас, поэтому на одно и то же событие разные люди реагируют по разному. Можно сказать, что на данном конкретном этапе человек имеет своеобразный набор переживаний, которые ему так и так суждено прожить. События лишь активируют эти переживания, но не являются их истинной причиной.

А запускается этот механизм в раннем детстве, когда в психике возникают идеальные образы правильного поведения. Следуя этим образам, мы ощущаем блаженное одобрение. Отклоняясь от них, маятник начинает шкалить на чувстве вины и презрении к себе. На progressman.ru этому явлению посвящена отдельная статья. Этот механизм – словно внутренний полицейский, координирующий поведение. Чтобы избавиться от него, важно понять, что с вами – уже все в порядке, вы – уже хороши как есть. Иными словами, важно принять себя как есть.

Никто не может иначе. Просто захотеть и стать лучше – невозможно. В нашей голове нет таких волшебных рычажков, которые волшебством могли бы сделать нас кем-то другим – кем-то более сильным и светлым. Невротичный вариант вины возникает, когда мы удерживаем в сознании некий идеальный образ себя – мечту о том, какой наша персона должна быть. Жизнь с такими идеалами заполнена страданиями – унижение и чувство вины на таком пути следуют по пятам. Мы не только не можем иначе, мы и не должны жить иначе. Каждый может и должен быть только собой.

Для окружающих, особенно в рабочей официальной обстановке наше чувство вины само по себе не несет никакой пользы. Взрослая жизнь требует от нас исправления ошибок, а не самобичевания. Ответственность и чувство вины – разные вещи. Нет такой обязанности – стыдиться и переживать вину. Самое лучшее, что можно сделать – поправить ситуацию на уровне событий. Если исправляться уже поздно, тогда терзать себя – тем более бесполезно. Достаточно сделать правильные выводы и продолжать жизнь, учитывая полученный опыт.

Да, чувство вины – эмоция со знаком «минус». Однако в жизни может случиться такой период, когда в эмоциональной сфере происходит нечто вроде локальной революции. Если человек страдает от эгоизма, гордыни и жадности, признание своих заблуждений почти неизбежно сопровождается виной. И в такой момент прятаться от чувства вины и стыда – себе дороже. Проще спокойно принять происходящее, позволить этому томительному переживанию сделать свою работу – если суждено, раскрыть сердце и ослабить чувство собственной важности.

Другие статьи по этой теме:

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector